Яков ХАММО: «Эта «бронза» для меня на вес «золота»

Украинский борец стал вторым в истории украинцем, выигравшим медаль ЧМ в супертяжелом весе

Яков ХАММО: «Эта «бронза» для меня на вес «золота»

21-летний борец из Донецка с ассирийскими корнями стал вторым в истории украинцем, выигравшим медаль мирового первенства в супертяжелом весе

Ранее, за полвека проведения чемпионатов мира по дзюдо, наша страна лишь однажды — в 2003 году — получала медалиста в супертяжелой весовой категории. Вторым в истории отечественного дзюдо обладателем награды мирового первенства в престижном весе стал 21-летний дончанин Яков Хаммо. Этот 130-килограммовый богатырь с ассирийскими корнями завоевал «бронзу» чемпионата мира, завершившегося в Астане. Примечательно, что в столице Казахстана Яков Хаммо поднялся на пьедестал почета вместе с легендарным французом Тедди Ринером, в девятый раз подряд выигравшим чемпионат мира.

— Яков, поздравляю с «бронзовым» почином на своем дебютном мировом первенстве!
— Спасибо большое! Да называйте меня просто Яша, я же еще маленький (смеется). Для супертяжелого веса 21 год вообще детсадовский возраст. Эта «бронза» для меня на вес «золота». На татами в Астане я стал единственным призером в нашей сборной. Рад, что все-таки размочил медальную копилку украинской команды. Когда выходил бороться за бронзовую медаль, многие поклонники дзюдо выкрикивали мое имя, болели за меня. Причем это были чужие люди, которых я не знаю. Потом, после схватки, подходили, фотографировались.

А то, что мне посчастливилось стоять на пьедестале рядом с самым титулованным в истории мировых первенств дзюдоистом, чемпионом Олимпиады-2012 Тедди Ринером — это вообще фантастика! После моей победы над борцом из Южной Кореи в схватке за третье место Тедди Ринер тоже подошел и поздравил меня. Сказал: «Congratulations, younger». Наверное, это значит: «Привет, малявка!».

Он великий борец. В 18 лет впервые стал чемпионом мира и с тех пор ни разу не проигрывал. Ну, а я в 21 выиграл «бронзу», тоже неплохо. Как-то боролся с Тедди Ринером на сборе в Испании. Пару раз у меня получалось проходить в плотную борьбу, которой он, как оказалось, старается избегать. Но его захваты настолько сильные, что прорваться тяжело. Ну что ж, будем стараться, есть над чем работать. Как известно, непобедимых соперников не бывает.

— Есть какие-то ритуалы на удачу перед выходом на татами?
— Перед схваткой бью себя по плечам, рукам и ногам, подпрыгиваю. Это уже привычка так настраиваться. Чтобы раструсить мышцы. А то, бывает, выходишь на татами и ноги ватные.

— На прошлогоднем чемпионате Европы среди юниоров в Бухаресте вы не только выиграли «золото», но и получили почетный приз под названием «Дух дзюдо».
— Было дело. Это знак отличия за благородное поведение по отношению к противнику. В финале мой соперник из Венгрии получил травму. Так получилось в процессе борьбы. Я проводил прием, а венгр выставил вперед ногу и потянул заднюю поверхность бедра. Даже надорвал мышцу. Упал от сильной боли, не мог встать. У меня тоже через полгода такая травма была — на турнире в Болгарии. Ну реально, о-о-очень болезненная травма. Соперник лежал на татами, скрючившись от боли. Я помог ему подняться и отвел в медпункт. Если честно, не считаю, что совершил какой-то суперпоступок.

Слава Богу, у меня обошлось без операций. Я аккуратный борец. Так, больше по мелочам травмируюсь. Когда-то играл с пацанами в футбол и голеностоп подвернул. Еще крестообразную связку на колене надорвал. И выпал из тренировочного процесса на полгода.

— У вас такая экзотическая фамилия.
— У меня ассирийские корни. Наш народ по всему миру разбросан. Мои родители родились здесь, в Украине. Это прадед в свое время бежал из Ирака. Там геноцид был, до сих пор идет война. В Украине есть ассоциация ассирийцев, и мой дедушка ее президент. Ассирийского в моем быту мало, но наша семья старается чтить традиции. Четыре раза в год у нас большие священные праздники — Шара называются. В каждой семье есть древняя икона, книга или старинный крест, которым посвящается праздник.

Раньше я много времени уделял изучению языка предков. Бабушка с дедушкой в совершенстве владеют ассирийским, папа тоже все понимает и немного говорит. У меня всегда под рукой был собственноручно составленный словарик. Ко мне даже знакомые девчонки-ассирийки частенько звонили, чтобы узнать, как произносится то или иное слово. А потом из-за тренировок, сборов забросил это дело, подзабыл немного.

Сразу после чемпионата мира решил сделать себе подарок — съездил в Израиль. Давно мечтал посетить святые места. В Иерусалиме побывал в ассирийской церкви. Так вот, местный священник, видя по моей внешности, каких я кровей, заговорил со мной на ассирийском. А я половину слов не понял. Так стыдно стало… Надо снова серьезно взяться за изучение родного языка.

— Тяжело было вашей семье покидать Донецк?
— Для нашей семьи это было очень трудное решение — оставить родной дом. Из-за военных действий Донецк покинули многие мои друзья. Там гнетущая атмосфера: пустынные улицы, полупустые прилавки магазинов. Летом прошлого года перебрался в столицу. Четыре месяца прожил на олимпийской базе в Конча-Заспе. А потом, когда переехали родители, мы стали вместе снимать квартиру. В Донецке остались мои бабушка с дедушкой, они не захотели выезжать, а тетя и дядя не имели такой возможности. Недавно был у них в гостях. Я даже не представляю, что в Донецке может быть дальше. Надеюсь, все будет хорошо, а у меня сложится жизнь в Киеве.

Мои новые тренеры — Виталий и Сергей Дубровы, Виктор Кощавцев. Приняли, как своего. Ребята в столичном клубе «Юный спартаковец» тоже очень хорошо меня встретили. Да и мой донецкий наставник Евгений Подолякин уверен, что я попал в надежные руки. Переживает за меня, бывает, и ночью ни с того ни с сего позвонит и начинает анализировать мою борьбу, что я сделал не так. Евгению Владимировичу 69 лет, он стоял у истоков дзюдо СССР. Я тренировался у него с восьми лет. Он в Донецке по-прежнему занимается с детьми, но сейчас на тренировки ходят пять-шесть человек, многие разъехались по другим городам.

— Это правда, что вы окончили физико-математическую школу и сейчас учитесь на физико-техническом факультете?
— Родители специально выбрали для меня одну из самых сильных школ в Донецке. У нас была сложная программа, и учителя требовали гораздо больше, чем в обычной школе. Но я успевал и учиться на отлично, и на борьбу ходить. Сначала дзюдо не очень нравилось. Устаешь, тяжело, тебя бросают без конца на пол… А когда уже стал ездить на турниры за границу, выигрывать у серьезных противников, вошел во вкус. Так благодарен одному из первых своих тренеров, Петру Кудрявцеву, за то, что он привил мне любовь к спорту. Немало сил вложил в меня и Станислав Богашенко. Он лично собирал нас, пацанов, на утренние тренировки. Обзванивал всех в шесть утра, чтобы выходили на пробежку. Такие интересные упражнения придумывал: то говорил пенек поднимать, то с палкой, которая на земле валялась, заниматься. А сколько Станислав Николаевич со мной над физподготовкой работал!.. Можно сказать, во многом благодаря ему я стал таким сильным.

Учился я на отлично, поэтому без проблем окончил физико-технический факультет Донецкого университета, специальность «безопасность информационно-коммуникационных систем». Там учат, как защищаться от хакеров. Уже закончил четвертый курс. Хочу получить еще и вторую профессию. Но пока что с поступлением придется подождать. Впереди ведь Олимпиада в Рио-де-Жанейро. Не получится совмещать подготовку к Играм с учебой. Не хочу халтурить, пропускать занятия, отпрашиваться на соревнования.

— Вы такой видный парень. Небось, от поклонниц отбоя нет?
— Какие там поклонницы? Времени на девушек не хватает. Утром тренировка, вечером тренировка. И соревнования, я все время в разъездах. Когда выпадает день-два отдыха, просто валяюсь на диване, фильмы смотрю, музыку слушаю. Короче, набираюсь сил. Вот после чемпионата мира тренеры дали неделю расслабиться, а уже 13 сентября отправляемся на сбор в Японию.

С японцами очень интересно бороться. Наши ведь как ведут себя на татами — лишь бы выиграть, «упирачки» делают. А японцы отшлифовывают технику, броски отрабатывают, дают сопернику проводить приемы. На тренировочном сборе в Стране восходящего солнца мы успеваем проводить по двадцать-тридцать схваток в день и практически не устаем. А в Конча-Заспе — четыре-пять схваток — и все травмированы, умираем…

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.